revinform (revinform) wrote,
revinform
revinform

Category:

А судья то голая!

   Судья-истица пошла судиться
Совет судей РБ обратился в высшую квалификационную коллегию судей РФ с просьбой прекратить досрочно полномочия судьи Арбитражного суда республики Розы Гилязутдиновой. Поводом для привлечения г-жи Гилязутдиновой к дисциплинарной ответственности стало не только «ненадлежащее исполнение судьей должностных обязанностей», но и нарушение Закона «О статусе судей» и Кодекса судейской этики.
Наше издание не могло не заметить этого неординарного события, поскольку случаи, когда служительницу Фемиды обвиняют в «умалении авторитета судебной власти» сами же коллеги, крайне редки. Мы уже не раз рассказывали, что судейское сообщество – весьма закрытая структура, членам которой демократы-реформаторы даровали неограниченные полномочия. Судья наделяется исключительными правами после недолгого испытательного срока на всю жизнь, при этом в отношении него не могут быть применены административные взыскания, возбуждение уголовного дела, обыск, арест, а на ошибки служителей Фемиды может указать лишь вышестоящая инстанция. 

Судейская корпорация, оберегая себя, замкнулась, наглухо задраив доступ общественности к тому, что происходит внутри системы.
И журналисты, которые могут критиковать чиновников, депутатов, прокуроров, глав регионов, президента России, теперь должны задуматься, прежде чем сообщать о происходящем в судейском сообществе. Роза Гилязутдинова посчитала, что вред ее деловой репутации нанесли не коллеги, намеревавшиеся досрочно лишить полномочий отправительницу правосудия, а… газета, рассказавшая об этом прецеденте. Г-жа Гилязутдинова, которая исполняет обязанности заместительницы председателя АС РБ, нашла, на ее взгляд, единственно верный способ утешиться и восстановить утраченное реноме – взыскать с издания 10 миллионов рублей.  
 
10 «лимонов» на лекарства
 
По мнению служительницы Фемиды, статья «Уроки вежливости», опубликованная в «ЧП» № 45(55) от 21 ноября 2007 года, принесла ей не только невыносимые моральные страдания, но и существенно ударила по здоровью. Возместить расходы на лекарства Розе Хусаиновне, вероятно, помогут 10 миллионов рублей и ни копейкой меньше, которые она просит взыскать с ответчика в свою пользу. Заметим, не на благотворительные цели, допустим, в пользу какого-нибудь детского дома, или не на реконструкцию, скажем, родного Арбитражного суда, где куется ее профессиональная деятельность и деловая репутация. Будучи вершительницей правосудия, г-жа Гилязутдинова, вероятно, хорошо ознакомилась с постановлением пленума Верховного суда № 3 от 24 февраля 2005 г., где ясно сказано, что компенсация морального вреда подлежит взысканию в пользу истца.
Но вот до конца упомянутое постановление Роза Хусаиновна, похоже, не дочитала. Поскольку там же говорится, что подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда не должна вести к ущемлению свободы массовой информации, иными словами, не разорять прессу.
Впрочем, думать об этом судья-истица не обязана.
Мы ни в коем случае не обвиняем зампредседателя Арбитражного суда РБ в алчности, она могла пожелать получить с газеты и 100 миллионов, и миллиард, но остановилась на разумных, по ее меркам, 10 «лимонах». Наверное, отправительнице правосудия кажется, что эта скромная сумма поможет ей вернуть «честь, достоинство и деловую репутацию».  
Интересно, что в исковом заявлении судья не преминула сослаться на неприкосновенность своей личности, которая, вероятно, должна надежным щитом закрывать служительницу Фемиды от назойливых журналистов. Хотя кому как не отправительнице правосудия знать, что неприкосновенность может уберечь ее от уголовного преследования, но никак не спасти от внимания общественности. Судья, наделенный огромными полномочиями, прежде всего сам должен позаботиться о сохранении личного достоинства, дорожить своей честью, избегать всего, что могло бы умалить его авторитет. А пресса, даже за большие деньги, не вернет отправителю правосудия нравственные и моральные качества, которыми должен обладать человек, наделенный судебной властью.    
Истице показалось несправедливым, что газета растиражировала ее анкетные данные, и в своем заявлении она утверждает: «данная информация в соответствии с законодательством не подлежит распространению в средствах массовой информации».  
Похоже, что высокопрофессиональная юристка, коей без сомнений является г-жа Гилязутдинова, не подозревает, что даже ст. 16 Закона «О статусе судей РФ», на котрую она ссылается, не содержит какого-либо запрета на распространение сведений о служителях правосудия в СМИ.  
А вот о свободе массовой информации и запрете цензуры говорится ст. 29 Конституции РФ. В этой же статье Основного Закона четко прописано: «Каждому гарантируется свобода мысли и слова. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом».
Мы заглянули в Закон «О государственной тайне», опасаясь, что ее ненароком разгласили, и выяснили, что гостайну составляют сведения в военной области, в области экономики, науки, техники, внешней политики и экономики, касающиеся безопасности государства, а также в области разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности. Какая информация из этого списка в нашей публикации касалась г-жи Гилязутдиновой, нам так и осталось непонятным.
Интересно, что призывы к открытости судей в последнее время раздаются из самых высоких кабинетов. Так, Высший Арбитражный суд (ВАС) РФ выступил с законодательной инициативой, обязывающей служителей Фемиды предавать гласности подробные данные о своих доходах и имуществе. Декларации доходов для судей - ноу-хау главы ВАС Антона Иванова, способное, по его мнению, побороть коррупцию в судейском корпусе. Документ отличается от деклараций для госслужащих своей детальностью и прозрачностью для общественности и СМИ и в ближайшей перспективе будет рассмотрен Госдумой.
Глава ВАС не догадался посоветоваться с заместительницей председателя нижестоящего Арбитражного суда РБ, у которой наверняка бы нашлось на эту законодательную инициативу свое собственное мнение, отличное от позиции Антона Иванова.  
 
От осинки не родятся апельсинки
 
Иск г-жи Гилязутдиновой принял к производству Советский райсуд Уфы. Мы попросили передать его по территориальной подсудности в Октябрьский храм правосудия. Представитель судьи-истицы Иван Данилин возразил против нашего ходатайства заявив, что его нанимательница, заметим, судья по профессии, не доверяет(!?) Октябрьскому суду столицы Башкирии.  
Г-н Данилин честно объяснил во время заседания, что его хозяйка сомневается в беспристрастности Октябрьского суда, поскольку председателем этого храма правосудия является Валерий Давыдов, бывший во время выхода публикации главой Совета судей и вместе с другими членами Совета ходатайствовавший о досрочном прекращении полномочий г-жи Гилязутдиновой.
На уточняющий вопрос председательствующего адвокат ответил: «Она так думает».
Нам сначала показалось: ослышались. Что бы там ни думала г-жа Гилязутдинова (в конце концов, это ее право), но подвергать сомнению беспристрастность всех без исключения судей крупнейшего района башкирской столицы – нонсенс.
И как можно говорить о доверии к правосудию народа, если сама судья, оказывается, не уверена в объективности и справедливости своих коллег и подозревает всех служителей Фемиды скопом в ангажированности и предвзятости? Нисколько, кстати, не опасаясь обвинений в клевете.    
Мы искренне надеялись, что Иван Данилин перегнул палку или оговорился – чего не бывает. Но на следующее заседание он приложил к делу возражение на наше ходатайство, подписанное заместительницей председателя Арбитражного суда РБ собственноручно.
Справедливости ради, нужно отметить, что Советский суд не обратил внимания на домыслы высокопоставленной коллеги и вынес определение, основанное на законе.         
Однако после странного заявления г-жи Гилязутдиновой, у нас, как у простых граждан, возникли вопросы, ответы на которые не красят весь судейский корпус Башкирии.  
Разве может судья, которая обязана быть образцом нравственности, прямо в храме правосудия оскорблять коллег, как будто находится на коммунальной кухне?
И если герою комедии «Мимино» простительно «личную неприязнь испытывать», то для отправительницы правосудия подобные умозаключения могут означать признание в профнепригодности. Или женщина, облаченная в мантию, считает, что суд может стать инструментом для мести и сведения счетов?
А сама г-жа Гилязутдинова всегда отправляет правосудие, руководствуясь только совестью? Или опирается на свои эмоции, симпатии и антипатии? И о коллегах судит по себе, и судит так, как Бог на душу положит?
Недаром же и апелляционная, и кассационная инстанции признавали незаконными решения г-жи Гилязутдиновой. В Федеральном арбитражном суде Уральского округа особенно отметили, что для судьи недопустимо принимать незаконные правые акты, поскольку они влекут материальные издержки. Однако, похоже, для этой отправительницы правосудия, отлично чувствующей себя в кресле заместителя АС РБ, подобные заключения высшей инстанции не указ. Потому и решила дама, вместо того чтобы шлифовать профессиональный уровень, потребовать с газеты, рассказавшей об ошибках судьи, 10 миллионов рублей. Глядишь, в следующий раз дотошные журналисты не обратят внимания на профессиональные ляпы, не посмеют облить грязью ее светлый облик.  
Судебное разбирательство еще предстоит, но для самой Розы Хусаиновны, похоже, все ясно и так. Она считает публикацию клеветнической и требует опровергнуть ее чуть ли не полностью.
В частности, в исковом заявлении г-жа Гилязутдинова просит признать не соответствующими действительности сведения о том, что от осинки не родятся апельсинки. Как известно, обязанность доказывания лежит на ответчике. Какой документ нам следует принести в суд для подтверждения того, что лиственное дерево осина все-таки не плодоносит цитрусовыми?     
Показалось судье клеветническим утверждение, что она «брызгает слюной». Женщина на полном серьезе требует опровергнуть описание этого физиологического действия. Служительница Фемиды уверена, что у нее нет во рту слюнных желез? Или то, что слюна не брызгает, а бьет фонтаном? Или правда заключается в том, что рот дамы наполняется не слюной, а некоей ядовитой субстанцией, присущей земноводным?  
 
Умаленный авторитет
 
Не менее любопытно, что одна из руководителей Арбитражного суда Башкирии просит заставить газету опровергнуть следующую фразу, имеющуюся в столь болезненной для судейского сердца публикации: «Согласно Закону «О статусе судей», служитель Фемиды должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти и вызвать сомнения в его объективности, справедливости и беспристрастности».
Женщина, свыше 14 лет отправляющая правосудие, уверена, что служитель Фемиды не должен опасаться умаления судебной власти? Или Роза Хусаиновна считает, что такие качества судьи, как объективность, справедливость и беспристрастность не нужны в объективной реальности, раз она сочла это словосочетание не соответствующим действительности? 
Позиция высокопрофессиональной юристки достойна уважения, поскольку такого до нее еще, пожалуй, никто не требовал.
Не удивительно, что профессионализм башкирских судей стал даже одной из тем Послания главы региона Муртазы Рахимова депутатам Курултая:
- Большое значение имеет кадровое обеспечение судейского корпуса, - заявил президент Башкирии. – Судьями должны становиться профессионалы своего дела с высокими нравственными качествами.
Кроме того, г-н Рахимов отметил, что федеральная целевая программа развития судебной системы предусматривает «обеспечение открытости и прозрачности правосудия, повышения доверия общества к судебной власти».
Возможно, что судья Гилязутдинова не согласилась бы ни с башкирским президентом, ни с российским правительством по поводу «открытости» правосудия. Хорошо, что ее мнения никто не спрашивал.     
Поразительная вещь: никто из артистов, выбрав профессию лицедея, не имеет привычки жаловаться, что слишком яркий свет софитов высвечивает морщины на их лицах, все знают, что сделанный выбор может их обречь не только на аплодисменты, но и на освистание. Некому и не на что жаловаться - такая профессия.
Но ведь и профессия судьи в этом смысле сродни актерской, и никто не вправе сетовать, что общество проявляет к судейскому корпусу повышенный интерес. И во всем мире это принято как данность: отправляя правосудие, служители Фемиды попадают в перекрестье общественного внимания.
С такой позицией солидарен и пленум Верховного суда РФ, в своем постановлении № 27 от 31 мая 2007 года он указывает, что «в силу осуществления судьями публично-правовых функций судебной власти законодатель предъявляет повышенные требования к соблюдению ими морально-этических норм в частной жизни, которая относится к внеслужебным отношениям. Эти ограничения судья налагает на себя добровольно при наделении его полномочиями судьи».
Кроме того, там же указывается: «Судье при исполнении полномочий по отправлению правосудия следует соблюдать культуру поведения в процессе. Недопустимы резкое или грубое обращение судьи с участниками процесса. Судья не должен проявлять высокомерия. Ему следует избирать вежливый и спокойный тон ведения судебного процесса, быть сдержанным, тактичным, с уважением, пониманием и терпением относиться к участникам судебного разбирательства и иным лицам, присутствующим в судебном заседании».
И, наконец, высокий синедрион выражает свою ясную позицию по отношению вершителей правосудия к прессе: «Судья не может препятствовать освещению деятельности суда представителями средств массовой информации», что является «нарушением профессиональной этики».
Гласность, по Андерсену, - это возможность выкрикнуть из толпы, что король голый. Свобода слова - возможность сказать об этом королю до выхода на площадь.
Высокопоставленные истцы путают честь гражданина и честь мундира, причина их исков не в желании отмыть грязное пятно, а в желании поставить на это место заплату, чтоб пятна не было видно или, если получится, выколоть глаз соглядатаю, чтоб не совался.
Мы так считаем. И это наше право защищает Конституция России. Истица в мантии Роза Гилязутдинова может считать иначе. Поскольку это право заместительнице председателя Арбитражного суда Башкирии также гарантировано той же статьей Основного Закона РФ.
Subscribe

  • Теперь мы тут: https://vk.com/public177235461

    Мы переехали на новый адрес. Скопируйте или перейдите по ссылке и сохраните ее в избранном: https://vk.com/public177235461 и на фейсбуке…

  • А вы, друзья, как ни садитесь...

    Губернаторский кастинг-2010 Тотальная замена глав регионов вряд ли серьезно отразится на жизни граждан 2009-06-25 / Элина Билевская…

  • (no subject)

    — 24.06.09 19:35 — Присяжные под грифом «секретно» Уголовное дело против бывшего сенатора от Башкирии Игоря…

Comments for this post were disabled by the author